ШУМ ЦИРК СОНМИЩЕ СОДОМ ДИЧЬ БЕДЛАМ
Главная | Шум | Счастливая меланхолия от «Агаты Кристи», или чем на самом деле оказалась «эйфория»

Шум

« Назад

Счастливая меланхолия от «Агаты Кристи», или чем на самом деле оказалась «эйфория»  03.03.2015 21:31

unnamed (2)

- Ты любил действительно отличную женщину? Занимаясь с ней любовью, ты чувствуешь настоящую, прекрасную страсть? Ты хоть на секунду забываешь о смерти?

- Нет, нет, этого не происходит.

(Художественный фильм «Полночь в Париже»)

 

Эта цитата и идея «забывания о смерти» была мне совсем не близка. А недавно со мною приключилось кое-что, и это «кое-что» добавило ещё один цвет в моё восприятие мира. Можно сказать, расширило диапазон эмоций. Теперь я, кажется, понимаю, что имел в виду автор диалога.

 

«Положительно окрашенный аффект или эмоция, ощущается как внезапное, всезаполняющее чувство счастья, восторга». Это эйфория.

Как прийти к эйфории? Ну, это доступно всем. Главное - найти дорожку. Не ту «дорожку», ну, вы понимаете… А свою дорожку.

 

Моя дорожка привела меня в Олимпийский. Двадцать тысяч человек - по самым скромным подсчетам. Преданные фанаты и те, кому 15 лет - в первых рядах. Поскромнее, поспокойнее, повзрослее и даже с детьми - на трибунах. В VIP-зоне - дамы в соболях и солидные узнаваемые господа. Колизей какой-то - в период своего расцвета. Кто бы мог подумать, что все эти разные люди собрались на ностальгический концерт ранее распавшейся «Агаты Кристи».

 

С первыми аккордами каждой новой песни в зале - визг, гул, крики и хлопки. Умноженные на 20 000. Каждую песню зал поёт громче, чем артисты. Каждое движение музыкантов на сцене вызывает бурную реакцию и отклик в зале. Это мощно, скажу я вам. Это уже похоже на поклонение или на обряд. С каждой песней - музыканты все больше улыбаются. Больше заводятся, заигрывают с залом и украдкой, но по-настоящему наслаждаются триумфом.

 

С каждой песней я всё ближе и ближе к сцене. Как мне это удается - неизвестно, потому что публика вежливая, но плотная. «Хали Гали Кришна». Глеб Самойлов гибкий и ироничный, безбашенный и невозвратно накрывающий своей харизмой тысячи поклонников. Поклонники - млеют, кайфуют, визжат. Даже мужики. Я в 13 ряду от сцены. Играют «Абордаж», и весь зал просто отрывается от земли под «трах-трах-тиби-тиби-дох». Играют «Гетеросексуалиста» - Вадим Самойлов любвеобилен, игрив и задорен. Я в 11 ряду от сцены. Играют «Два Корабля» и Глеб исполняет её так надрывно, так больно, что на знаменитом и уже двусмысленном «нафига?» некоторые сорвут голос, а некоторые - заплачут. Играют «Грязь», и зал снова прыгает, размахивает руками, орёт и улыбается от удовольствия. Я в 9 ряду от сцены.

 

Ночь в поезде, практически лишенная сна, разъезды по Подмосковью перед концертом, трехчасовое ожидание на ногах - надо ли говорить, что к середине концерта у меня «немного» болела спина и ноги. Рюкзак с курткой и всем скарбом при мне - отягощение в прыжках - но не препятствие. Тут начинается «В интересах революции» - и снова я прыгаю всю песню, наплевав на боль и усталость. Не то что бы я её не чувствую - просто я не могу не прыгать и не махать своими лапами в кожано-кружевных перчаточках. Не могу и все. Может, кто-то другой управляет мной?

 

Я уже достаточно близко к сцене, чтобы не уворачиваться от высоких людей. Я уже достаточно заведена - и понимаю, что, несмотря на маленькие косяки этот концерт - один из лучших в моей жизни.

Я замечаю, как балдеет публика - ну, это ожидаемо - концерта «Агаты» некоторые ждали 5 лет. Некоторые - ещё дольше. Хотя никакого концерта не должно было быть, группа-то распалась…



Оглядываюсь я со своего места на «Олимпийский». Беспросветная толпа - вплоть до трибун. И я замечаю, что каждый из них улыбается. Смотрят на зачем-то оглянувшуюся меня, на сцену и - улыбаются. Все. Сияют просто. Я таких искренне счастливых глаз не видела давно. Разная бывает публика на концертах. С разными лицами. Но тут - лица у всех одинаковые! Чёрт, как же хорошо - думаю я. Как же всем сейчас хорошо! Такая толпа - и каждый улыбается, потому что счастлив. Прям как я! Разве такое бывает? Я начинаю понимать уникальность и целостность этого «концертного» процесса. Меня переполняют эмоции от того, что люди могут быть ТАК счастливы, а я могу быть ТАК воодушевлена их и своим восторгом. Что музыка может ТАК «заводить» публику, и публика может ТАК «заводить» музыкантов.

 

И в этот самый момент, в эту секунду моего просветления Вадим Самойлов смотрит на нас со сцены и неожиданно говорит - «Ребята, какие же у вас у всех светлые глаза!». Нам, первым рядам - искренне, радостно, воодушевленно. Он видит нас и чувствует всё. Он, как и я, чувствует, как сейчас всем хорошо и как все счастливы! И, черт побери, в этот момент наша эйфория завела Вадима! Он поймал волну внутреннего счастья зрителей и просто расплылся в эмоциях и рассыпался в словах. Начал говорить со сцены честные и добрые пожелания - всем нам. И эти пожелания не смолкали до самого финала. Такого не было никогда ни на одном концерте. Что мы слышим от музыкантов? «Привет, Олимпийский». «Так держать!». «Спасибо вам!»…

 

От понимания, что они, там, на сцене, улавливают то, что происходит в зале - моя эйфория перерастает в нечто необъятное и необъяснимое. Они чувствуют и видят наше СЧАСТЬЕ! Не крики, не поющие голоса, не аплодисменты, не радостные возгласы, не благодарности, не сумасшествие поклонников - а наше внутреннее счастье, которое за всем этим скрывается. Даже самые близкие люди не всегда чувствуют и видят, как ты светишься от счастья. А тут - «нас заметили, нас посчитали» - Вадим Самойлов увидел это прямо со сцены. В этот момент, вот в эту секунду поразительного единения, в секунду осознания, что «что-то витает в воздухе», что все мы - навечно подвешены в едином эфире чего-то сверхмощного и позитивного, я забываю о том, где я нахожусь, что у меня в руках, что у меня болит и что меня вообще ждет впереди. Наверное, это было самое близкое моё состояние к описанному в начале «забыванию о смерти». Это и есть настоящая эйфория, которой, оказывается, раньше у меня никогда и не было.

 

Ты переполнен счастьем, хочешь его выразить, поделиться, тебя от него разрывает и тебе уже дурно от того, что слишком хорошо. И тут человек со сцены, твой кумир, смотрит на тебя (ну, конечно, мне казалось, что смотрит Вадим именно на меня)) и говорит слова, по которым ты однозначно понимаешь - каким-то непостижимым образом это сработало. Передалось. Вырвалось наружу и не осталось незамеченным. Долетело. Он чувствует. Он понимает. Именно то, что ты переживаешь здесь, сейчас, в этой толпе - именно это он видит и понимает. И как же ему, Вадиму, от этого хорошо. Не могу себе представить, что он сам чувствовал в эту минуту - но вероятно, что-то очень трогательное. Признание. Любовь сквозь годы. Энергия. Востребованность. Магия.

Наверное, это один из видов эйфории - эйфория единения. Эйфория причастности. Она в наше время очень дорогого стоит. Благодаря ей я могу ответственно заявить, что это был лучший концерт в моей жизни. А я свои уши и глаза не на помойке нашла - на многих концертах была, много хорошего видела и слышала.

 

На последней песне этого последнего «ностальгического» концерта группы «Агата Кристи» поклонники плакали. Пели и плакали. Плакали они и после концерта, когда ехали домой. Причем не 15-летние, а взрослые. Некоторые замечали, что им после концерта совершенно не хочется есть. Некоторые писали о тотальной депрессии, некоторые - о тихой грусти и о счастье. Кто-то до сих пор пребывает в состоянии восторга и пересматривает видео с концерта. Кто-то никак не

может взять себя в руки и перестать думать об «Агате Кристи» и слушать, слушать, слушать… А кто-то пишет отзыв, надеясь, что ему станет немножко легче удерживать свою эйфорию на коротком поводке.

 

Магия музыки - существует. Магия огромного скопления людей - существует. Магия энергии и эмоций - существует. Эйфория - существует.

Мё